БУКВЫ 2010

Здесь мои зацифрованные хроники, мысли, впечатления, галлюцинации, вопли…
Моя зарифмованная жизнь…


Возрождение…

Удар катаной наотмашь!
Искрится небо стальное.
Из искр возгорится пламя
израненного Героя.
Терпеть невозможно прутья
построенной вами клетки!
Вы, сами того не зная,
строители-марионетки!

Пылая развратным танцем,
сжигаю осколки нитей
ударом катаны наотмашь…

но вам это лучше не видеть…


Я_ чёртово отродье…

Я сегодня целовал другую девушку…
Её губы были робкими и нежными,
а глаза светились чувствами безбрежными
и едва ли уловимыми надеждами…
Я старался не попасть ей в сердце лезвием,
безупречно воплощая в жизнь её мечты…
Я дурак. Попытки бесполезные…

Жаль, что этой девушкой была_ не ты…


!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Вспышки опасности
разрядом красочным!
Невыносимо бьётся
взбесившееся сердце!
Сплетение тел!
Слияние ментальностей!
Пожаром пылает измятая постель!
Глаза слепящие
безумные фейерверки!
Сияние снаружи
и изнутри фонтаном!
Температура по цельсию
близкая к критической!…
И несколько пятен
на простынях…


Опять «двойка»…

Посадила моё сердце в свою клетку и
привязала мою душу словно намертво.
Я послушным мальчиком-марионеткою
бесконечно на любовь сдаю экзамены…
Я всё выучил — от мала до последнего.
Но всегда теряю память отчего-то и
возникает непременно подозрение:
Я фатально как бы проклят… незачётами…


Для слепо-глухо-умных…


Ты искала меня,
искалечив память
цифровых несносных
мегабайт-потоков.
Искажая пространство,
пыталась заставить меня
думать хорошо,
а не плохо…

И понять бы сразу —
всё, что хочешь, тщетно.
Невозможно!
Впрочем,
объяснять устал я:
Навсегда наказан я
НЕ-ИС-ПРА-ВИ-МО!
Даже если через вены сталью…
Увы…


!!! !

ХОРОШО ПОЛУЧАЕТСЯ!!! ! БОЛЬНО!!! !1
ТИШИНОЮ В УШИ ШИПЕТЬ!!!
МЕЖДУРЁБЕРЬЕ РВАТЬ С КРОВЬЮ!!!!!
РЕЗАТЬ! КРИЧАТЬ! ПЛАВИТЬ!!!!! !

Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ВСЁ ПО-СТАРОМУ!!!
Я БЕЗ МЕРЫ ЖЕЛАЮ В АД!!! !
В ОГНЕДЫШАЩИХ БЕЛЫХ ЛАДОНЯХ
ШОКОЛАД!!! ! ШОКОЛАД!!!! ШОКОЛАД!!!!!!! !


!!! !

Там что-то написано! Явно написано что-то!!!
Всё где-то! И как-то! И может быть даже отравлено!!!…

А может быть я никудышный_ никчёмный warrior!
А может быть я не умею пить ваше варево!…

До мяса! Ко кости! До мозга кости болезнями!
Да разве не ясно?!! ! Блюю я вашими песнями!!!

Я вами замучен! И ядом залит бессилия!
Я ИДЕАЛ!!! ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕРТВА НАСИЛИЯ!!! !


Плохо ощущаю себя. В огне…

Пурпуром припудрив запястья,
бЕгом бегу по кругу!
Страсти вливаю в счастье!
Я Гуру! Я Богом буду!
Кричать нереальным криком
учитесь вы лучше, Звери!
Я буду карминовым Фриком!
Я буду ломать двери!
И каждый получит в угаре
горстью отменных щепок
в центральное хитросплетение
ниток марионеток!


Лиловый сумбур

Когда-нибудь я буду очень счастлив
с Женой♥Луной и нашей общей дочкой…
Когда-нибудь я научусь смеяться…
И дочка будет девочкой
_[не строчкой]…
Когда я буду свято верить в чудо
и засыпать под утро сам, без стали,
тогда меня отпустят и забудут
моих грехов пылающие стаи…


Дь я бло

Перевёртыши в агонии разврата
выворачивают души наизнанку.
Потроха наружу, кверху правдой.
И обратной стороной на лица маски.
Перевёртыши больны своею ложью.
Перевёртыши зеркальных стен боятся.
Перевёртыши следы свои стирают,
чтобы снежно-белыми остаться…
Это люди. Это, кажется, не люди.
Это призраки желаний и фантазий
тех, чьи губы прятать нужно будет
под шлепками слов лечебной грязи.


По собственной воле Мистер Мразь…

Напомадился. Нарумянился.
Исказился до неприличия.
Мне бы выблевать Поручение
и вернуться в своё обличие!…
Мне бы черень взъерошить заново [!%],
океан призакрыть ресницами
и струиться водицей талою,
пересоленной омерзением!…

Некрасиво сверкнуть безумием
приглашает сопротивление. [!!! ?]…

…мне бы только не стать падалью,
выполняя Его Повеление…


Сегодня мысли не желают строиться в ряд…

Сегодня на улице дождь
от слёз из моих снов…
По бледному телу дрожь
от грубых стальных оков…
Я тихо мечтаю тлеть
в затушенных угольках,
забыть навсегда плеть,
задушенный спрятать страх,
кричать не от боли впредь,
молчать не от темноты
и чувствовать чётко твердь,
ступая туда, где ты
живёшь и готова пылать
на белых моих руках…
и в небо со мной улетать…
И что же?…
Увы и ах…
Стираешь с лица дождь
от слёз из твоих снов…
По бледному телу дрожь
от грубых стальных оков…


!!! !

Распните уже!…
Сколько можно терпеть?!…
И ТЫ!
Бей меня со всего маху!!!…
На спину белую щелчками проволочную плеть
опуская_
Я заслужил
плаху!…


Вчера… Мальчик-шлюха…

Вчера болела голова.
Меня тошнило.
И @нальгин” не помогал
и грустно было.

Крыл фиолетовый туман,
дрожали руки.
Я совершал самообман.
[Мне не до скуки!]

Я реагировал на “фас”
в гостях у сучки.
Я был готов и всё припас
для тайной случки.

Дурман-трава, презерватив
и слов отрава.
Я был отчаянно красив
и без управы…

А после_ черень головы домой бежала,
к ноге хозяйской липла и
еле дышала…

— Мне сахарку бы… Заслужил?… Погладь за ушком….
_больную тушку кобелька_
_да сучью душу…


Польские причуды!

Она приручила меня!
Она виновата во всём!
Она наливала вино
и танцевала босой
на стёклах разбитых дней!
По лужам ночей в крови
я зверем бежал за ней —
Мечтал о её любви!
Она хохотала вслух!
Кричала! Кидала в пол
мой слабый от жажды дух
и, в сердце вбивая кол,
глазами горела как
горят, разжигая страсть,
меняя в колоде карт
Меня [!!]… на другую масть!…

Жестокая!!!


А сегодня мне было больно…

Да. Сегодня мне было больно…
Просто больно. Ни плюс_ ни минус…
Просто падали капли крови,
просто череп душил вирус…
Я пытался быть ближе к людям…
Я забыл, что они злые…
Ближе мы никогда не будем…
Мы мосты, чёрт возьми, разводные…
Не ходить в монастырь с уставом…
Не противиться местной власти…
Электрически и устало
приморить в голове страсти…
Всё, что нужно: ты будь ласков!
будь помягче! И_ вот же ОНО!…

бля№Ь…

Как же тошно от ваших плясок…
и от ненависти к Killzero…


ЗАЕБАЛО

Ничего не пишется.
В наказанье крошится
зыбкость радости перевёртыша.
Показали сыр
и опять в карман холодильника.
Под замок его!

— Крысам тут у нас не положено!
Ты отмойся лучше от черени,
смоль вихрастую приголубь сперва,
а потом уже попрошайничай!
_
Я всё сделал так, как написано.
И отмылся и проиголубился.
Но (так глупо!) остался крысою
с черномазой картинкой в черепе,
в междурёберье, между бёдрами…
и с желанием жрать сыр!…


Чтобы отвлечь себя от истерики…

Бешеным шаром барабана лотереи
бить в круглые стены из пластика!
В сердце эмблема яркого солнца,
а на рукаве — свастика
красной и чёрной графикой печатает
яд и боль чужеродной стихии!
Остановите круговорот печатей!
Жгите к дьяволу ваши стихи!!!
Вам выпадает номер непростой! Слышите?!
Эй! Вам говорю! Шестьсотшестьдесятшестой!
Не бегите! В глаза смотрите! Ждите!
Разыгрывается раз в тысячу лет Бессмертие!
Только комиссия: душа на вертеле!

Остановка!
Ура?… Ура!!!
Поздравляем! Вы стали самым несчастным существом во вселенной…


Спасение отдыхающих — …

Исцарапано солью_ моря до крови сердце.
Невозможно от зноя увернуться и спрятаться.
Я не думал, не верил и считал килогерцы
разъярённого горя от попыток расплакаться…
Кислорода как прежде было мне недостаточно.
Замыкали артерии рты крепко-накрепко.
Я вне времени — мёртвый зародыш внематочный
неуклюже раздавленый пляжными тапками…


Red_holodayn / Celestial Sapphire / … / … / …

Филигранной умелой женственностью
может вызвать сердечный хмель…
Но оказано сопротивление и
препрятана Карамель…
То огонь, то волна к берегу…
То истерика, то_ штиль…
Безупречные красный с синим и
восхитительный `би` стиль…
Можно вляпаться очень прочно. Да,
любить. Или не любить…
Но цвета восклицательных точек
голове не удастся забыть…


The imago of silence…

Она вошла в провода вен
ртутью в красный медленно, но верно.
Группа крови на рукаве
не отмывается… _чёрт возьми… Скверно…
Я отражающим порошком
напудрив нос сижу в кричащей тишине.
А она стенами течёт и потолком,
воду виртуальности пьёт извне…
Мы как предатели поубавляли нашу громкость,
да мёртво-намертво затаились в своих галлюцинациях…
и осторожно так ждём по рукам стальную колкость,
ждём друг против друга защитную вакцинацию…


9:30

Моё Вдохновение спит тихо,
закутав красивое тело в простынь.
Я тоже устал. Я трудился лихо,
двигаясь вверх и вниз просто.

Пылая огнём абсолютно смелым,
жгла наши души агония.
И безупречным единым целым
тонули в агонии ОНА и Я…

А утро с глазами цвета лазури —
— восторженность в миллион ватт.
И я, опьянев до неприличной одури,
вдыхаю ночной любви аромат…


Утопленник

Нервами голыми рыбные головы
идеально отполированы.
Пересечениями изрезаны
вены главные с красными ранами.
Я переспорил силы небесные,
адовы косы украл-позаимствовал
и приготовился стать трапезой
для монохромных слепых червей.
Криками режу пространство комнаты
и тишину ненавижу обиженно.
Я обожжённый мертвец обездвиженный.
Крылья потеряны в пекле греховности.
Мне бы исчезнуть в молочном облаке,
море топлёной воды в глотку бы!…
Лезвия кос в перехлёст с бурями
высекут искры мечей противников.
Богом воинственным пепел станет.
В ножны вложу катану рек…


Перед тем, как кислород стал серым…

Порох мечты о дождях из пробитой пороховницы
вереницей льётся как водица.
Молотом по латунному листу со всего маху —
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ…
Птицей ввысь воспарить быстрей!
испуганной чернокрылой птахой!…
Но сухого пороха ручей
уже поцеловался с огнём…
АХ!…
НЕБО-ПЛАХА!…

Не повезло…


Hate.

Когда-нибудь я поеду
по встречной полосе
на полной скорости,
не закрывая глаз.
Дождусь я осени
во всей её красе,
давно мечтающей
забыть о вас.
И с вашими машинами
точно [свет-в-свет]
сольюсь в агонии,
прервав дыхание,
да щедро окуная их в свой рассвет,
останусь болью в их воспоминаниях…

Я скоро поеду
по встречной полосе,
не зная страха
желтеющих огней.
Последней вспышкой
в осенней голове
да будет вспышка
с мыслями О НЕЙ…


На сон грядущий…

Я закрою глаза и шагну в безмятежность,
чтобы “против” и “за”
позабылись небрежно,
успокоилось бешенство сердцебиения
и один на один чтобы_ бог и я…

Буду долго и много
с пристрастием спрашивать:
“Почему?” и “Зачем?…
да с момента невинности (?)”…
И за что он мой мир
так погано раскрашивал (?),
пуд солёных страниц в дело подшивал (?)…

Мне не то чтобы суд
совершить очень хочется…
Просто хочется знать.
Ведь имею же право-то!
Для чего мою душу он рвал клочьями (?)
и на вертел её хладнокровно наматывал?…

Неужели жестоко так было нужно?
Неужели нельзя было не глумиться?…


Я проснулся лицом в электрической луже_
снова жить в этом проклятом теле мокрицы…


Бога нет.


Я видел, как за городом рождается Осень…

Опалённые тела стройных сосен.
Вместо зелени теперь только пустошь.
Оголённая пришла в сердце Осень.
Не гоните дикость! Да! Ладно. Пусть уж…
Рыжим смело травы, сочности перемажет.
И пшеничным цветом выгорит поле.
Заклинанье красное скажет важно
и закатом вены рек ярко вскроет…
Разобидится, расплачется ливнем,
закидает хмурость лиц листопадом.
Да свинцовым в лужи неба! (а не синим!)…
И, возможно, стёкла бить будет градом…
С головой не даст сводить иглы-счёты.
И не отменяется революция. (
Осень, ну, скажи, отчего ТЫ побеждаешь (?)…
а не счастье, не любовь и НЕ Я (?)… ?… (


Простите, у вас залюбить не найдётся?…

Я частное несчастное,
я белый бред,
любовь твоя напрасная
и крик в рассвет.
Ответами неверными вопрос решён.
Метафорами скверными я окружён.
Наверное, я верное исчадье зла.
Опасное занятие `любить козла`…
Но_ на колени падаю_ и умоляю я
так нежно и неправильно любить меня…


СМЕРТЬ

Я наелся солёных букв.
Эти реки по венам плещутся
и мерещится остервенелый
окровавленный `Бывший Друг`…

Снова крики, шальные лица.
Всё вернули, что брали “с возвратом”.
Очень просто себя представляли
сестрой или братом убийцы…

Жаль недолго… (пока не подняли
слишком много для слабых рук)…
Небо! Небо! Скажи, нельзя ли
не оплакивать слово `Друг`?…

Неужели проклятьем в вечность
одиноко в морях кровей
мне тонуть, полоснув человечность
катаной войны?…

без друзей…


??? ?…

Почему всё не так, как хочется?…
…и всегда не так, как нравится?…
…и красивые — все недобрые,
а все добрые — не красавицы (?)…
…безупречное — всё холодное,
а живое всё искорёжено… (?)
…лесть глотается так восторженно,
а за правду клеймят кожу… (?)…

… Почему?…


Настроения

Я обглодан и слишком замёрз…
Мне бы в небе найти покой!…
По карнизу без соли слёз
снизу вверх, на свиданье с Луной
мне бы млечной тропой бежать,
оставлять окровавленный след,
чтоб у рваной души опять
были силы встречать рассвет…


Злая Луна…

Какое-то безумное влечение
до умопомрачения.
А нужно ли беззубое влачение существования?
Ведь если без тебя, то лучше сразу
самоубийством осчастливить глупый мозг… (


Вот и всё…

Опасно красным висок плавится,
безумно пошло пронзая болью
обладателя черепа свинцом продырявленного
и опустошённого любовью…


Потому что…

Коронован я
криком ворона,
черномазыми его крыльями.
Сердце мне начинили стрелами
и желают увидеть чудо…
А я дерзкими ядо-злобными
огорошу песнями стены им,
потеряю корону под троном и
по-прежнему голым буду…

танцевать…


Я даже не знаю, для кого… [не понял точно]…

“СКАЖИТЕ, ЧТО ЛЮБЛЮ ВАС НЕ НАПРАСНО!!! !”…
Ору как бог, а толку никакого…
Пожары ревности, огонь агоний красных,
запястья жгущие циничные оковы
мечтаю скинуть-сбросить очень просто!
Хочу ворваться в этот мир свободным!…

… но буду Вам служить, пока не сдохну…
Да! И не сдохну, если Вам угодно…


Сколько раз я позволю нагадить мне в душу?…

Я отлично готов к предательствам,
к бесконечности яда в буквах.
Было вкусно, но (вдруг!) нате вам!
Ни глаз не спасти, ни слуха!
Режут, рвут лоскутами тонкими
с треском, визгом, фонтаном красным.
И от криков взрываются перепонки и
вселенная становится опасной.
Мы выходим из берегов, не замечая,
что ярость уже не та…
что она даже не злость, а отчаяние —
чернил горизонтальная черта
на дружбе между губами и сигаретой,
на любви, про которую говорят “навеки”…
Очень грустно станосится и очумело,
когда с богом вздорят человеки…


Заказал столик кое-где…


Удары сердца картечью.
Зашкалил ритм. Штормило.
Все раны вздумали течь
атласным криком кармина.
А окна пустых глазниц
насчитывались миллионом
на тысячах грустных лиц
города-хамелеона…
Вступая на млечный путь,
я сам учащаюсь пульсом.
Я очень настроен тонуть
сегодня…
а завтра…
… проснусь ли?…


Мальчик-лягушка, комната и Небо

Провода вен —
раскинулся паутиной кармин.
А четвёрка стен
проглотила, удерживает внутри.
И метался я,
взбивая чёрное молоко её стакана,
не отчаиваясь,
сгущал пространство времени в сметану,
чтобы так ещё
потрудить усилие в расстояние века
и уйти по маслу через главный потолок нечеловека
сквозь отсутствие
прогнившей от сырости соли крыши…
в направлении Луны…
и в любовные абстракции…
Выше!… выше…

Перережу провода вдоль…


Жалок и низок…

Оставьте в покое!
Не троньте убогого
красивого мальчика,
сопливого “бога”.

Он, всенепременно
опьяняющий как 100 грамм,
подражающий неумело
однофамильцам-богам,
давно бы вырос
и стал самостоятельным,
пользуясь ядом,
ломая обстоятельства…
Но живёт неверно,
ползает по чертогам —
от припадка до Кабинета
Действительного Бога…

Нет повести печальнее на свете,
чем повесть об Отцовском Кабинете…


Крысиные экзерциции…

Я вымучиваю тягу к жизни густо,
в зарифмованные буквы деревянно
прячу ощущения и чувства.
Параноидально. Тупо. Пьяно.

Я катастрофически спасаюсь.
Неумело пачкаю страницы.
Памяти своей едва касаясь,
не запоминаю злые лица…

Бред. Я помню все шальные крики —
ранами горят на белой массе
тела электрического фрика,
разбивая череп первоклассно.

Развращая огненную душу,
я вымучиваю тягу к жизни густо.
Я стараюсь тело не разрушить —
прячу ощущения и чувства…


Посвящение току…

Кармин в молоке! Химический бред.
Ожог на зрачках слепой мечты.
В выдохе яда твоих сигарет
почти растворились Я и Ты.
Внезапно падаю! Вижу рассвет
в конце туннеля заката безумия.
Мы разрушаем солнечный свет!
Мы — электрические Ты и Я!

И пальцы шальные касаются клавиш,
бьют алым цветом до хрипоты!
Я стану тобой. А Ты мною станешь.
САМОУБИЙСТВО. + Я и Ты…


Не понимаю! (


Разорвано в клочья полотнище плоти!
Разломаны рёбра осколками белыми!
И выжжено мерзостью на головной кости
клеймо, голосящее горелыми криками!
В озёрах чёрных расширенных зрачков
кипит бешенство бурлящими потоками!
И моё сознание выходит из берегов,
искрит и пожирается электрическим током!… (


Помоги мне! Дай повод!!!

Мне нужен повод, чтобы умереть,
нужна причина, чтобы не проснуться.
Я так устал издалека смотреть
и не иметь возможности коснуться…
Да! Я измучен мыслями о нас, (
и выпит ожиданием до дна…
Мне б не дышать! и завтра и сейчас —
я надышался ревностью сполна…

Когда в сознании неизлечимый ад
и сердца клапаны не могут разомкнуться,
я так хочу (!…) я буду очень рад
совсем уйти и больше не вернуться!…

Опять я проиграл себе в войне.
Я больше_ не хочу_ тебя_ любить!!!…
… но только ты одна прикажешь мне
убить себя или убитым жить…


Как бы не так!… и последствия…

Из правил в правила
жизнь меня била.
И вроде бы исправила…
Но не тут-то было!
Опять восстания,
да боевые действия!
И надежду оставил я
в желудке у депрессии.
Голове болезненной,
черепной коробке,
совершенно бесполезно
вращающейся без остановки,
горькие насмешки
ниспосланы проведением
за такое отвратительное моё
и жалкое поведение…


Настроения после пробуждения

Цветные сны теперь залиты тушью.
Да! Дочерна все силуэты вымараны.
А липкий страх со склонностью к удушью
терзает горло. И у жертвы просто выбора нет!

Сжимает глотку откровенно диким спазмом.
Зрачки сверкают сложными туманами.
Всё тело треплет яростью оргазма
от секса рваного зеркальными обманами.

Я пленник. И я загнан в угол комнаты.
Лежу, притих в постели белоскомканной.
Вприкуску с сердцем надвое расколотым,
я ем души хрустальные осколки…


Звериное

Кровью кричу! Потерян…
Никуда не сбежать от криза.
Боится собственной тени
лабораторная крыса…


А может быть и не насилие вовсе…

Нападу на тебя неистово!
Разведу твои ноги в стороны!
Под одежду ворвусь исподволь
и сорву с тебя пояс кованый.
И глаза запылают бликами!
Покажу тебе над тобою власть!
Ты меня не прогонишь криками_
и позволишь напиться мечтой всласть…


Червоточина и школьные черви в сравнении

Я не упаду ни разу! Знайте, мрази!
Вас передавлю и ярко вскрою!
Разольюсь по именам густой заразой,
запятнав все звания «героев»!
Разбегайтесь! Прячьтесь! Будет лучше!
Будут шкуры целы, живы души!
Я —
пожар с оптическим прицелом!
Вы —
полугнилые жилы в луже!…


«Высокие… высокие отношения!»…

Ты злая. Воистину. Проклятая. Неискренняя.
Душить ниспослана души дыхание.
А я неистово хрустальными искрами
рассыпался и гасну на дне отчаяния.

Мы все виновны в собственных грехах.
Мы чистокровны по родословным адовым.
И то, что у тебя числится в пустяках,
мне видится марочным первоклассным ядом.

Мы противоположности. Ты веришь или нет?
Но мы два минуса любовной конструкции:
Я без тебя
перестану включать рассвет.
Ты без меня —
в чистом виде проституция…


Я лечу-сь…

Я лечу безумной круговертью
в облаках карминового горя.
Я отказываюсь часто в это верить!
Я Самоубийца! Я Hitori…

Убегу подальше от рассвета,
в тёмный, до угля горевший, угол.
Ни ответа никому и ни привета.
И молчанье сталью скалит зубы.

Окровавленное небо плачет ливнем.
Осень смачно жжёт деревьев стрелы,
чтобы мамонт мира белым бивнем
брюхо космоса вспорол предельно смело.

Да! Лечу печальной каруселью
в вихре перламутрового горя
во вселенную, закрытую доселе…
до самоубийства Hitori…


Зимнее безмолвие…

По-зимнему заснежило печалью…
От ночи до светла забелен путь…
Они прокалывают душу тонкой сталью
и помогают мне искусственно уснуть…
А я гуляю рядышком с Метелью,
сверкая цветом противоположным…
Я безусловно сплю разбитым телом,
а мысленно ловлю снежинки кожей…
Нам не расстаться. Я её оплавлю,
огнём вдыхая иней кокаина,
в себя упрячу силой и оставлю —
спасение я буду ждать наивно…
Зима-метель. На вкус — вода без соли…
Мой снегопад не для земных потех…
Рванина хлопьев из кристаллов боли
безмолвно поднимается наверх…


Сеть

Паутина проводов_
Череда разрядов_
Цифровые оковы любителям ада
в подарок от WEB_а
в качестве зависимости_
Вместо синего неба_
Вместо пугающей реальности…


Война

Карамельные поля её безумия!
Кокаиновая в голове агония!
Ожидаем извержение Везувия,
В центре кратера которого
Она и Я!

Между нами откровенно революция!
И у каждого из нас своя анархия!
Ядовито рвём друг другу конституции
На шальном венчании Лавы и Огня!
…!


На стены лезу…

Поговорите со мной! Эй, вы! Люди!
Поговорите! Ломая словами тишины броню,
Поговорите со мной бессовестно! О чём-нибудь!
О разном! Узнайте, где осколки свои храню!

Спросите у Неба о том, как будет умирать!
И станет ли менять на кристаллическую лазурь бархата синь!
Спросите, как ему! Из пепла, да в плоть опять!
Спросите открыто! Бесстрашно! Как я бы у вас спросил!…

Вместо букв лечу в электричество ломано и падаю.
Разрядами мгновенно добиты все надорванные нити разговоров…
Чёрт!… я чувствую себя неизменно диким куском падали,
на паперти слов попрошайкой, вором и жалким нищебродом…


!!! !

Эй ты, Предатель! Хочу кричать о любви!
Ты верно не знаешь, как рвёт моё сердце ритм!
И небо с землёй захлебнулись в моей крови!
На рваных ранах горла пылает бинт!

Эй ты! Предатель! Запястья ломают кость!
Они обесточат скрим! Ты в огонь смотри!
Горит в его центре химическая горсть!
Но нет никакого спасения там, внутри!!!

ЭЙ ТЫ! НЕ БЕГИ! ПОМОГИ МНЕ! ОСКОЛОК ДАЙ!
ОТ ЗЕРКАЛА, ЧТО В ГРУДИ ТОГО МЕРТВЕЦА!
ЭЙ ТЫ, ПРЕДАТЕЛЬ! ПЛЕВАЛ Я НА ИХ РАЙ!
Я БУДУ КРИЧАТЬ О ЛЮБВИ И ПОЙДУ ДО КОНЦА!!!!!!!